Нефёдов В. С. Ранние этапы политогенеза на территории Смоленской земли (к.IX -перв.пол.XI в.)

Нефёдов В. С. Ранние этапы политогенеза на территории Смоленской земли (конец IX – первая половина XI в.). Из сборника материалов Международной научной конференции «Северная Русь и проблемы формирования Древнерусского государства», состоявшейся в городах Вологда, Кириллов и Белозерск 6-8 июня 2012 г.

«Смоленское Поднепровье и Подвинье – это особый историк-культурный регион, занимающий северо-запад современной Смоленской области. В XI-XIV вв. здесь находилось территориальное и политико-административное ядро Смоленского княжества, а в предшествующий период (конец IX – начало XI в.) регион являлся одним из главных очагов формирования Древнерусского государ­ства. В конце I тыс. по этой территории проходил стратегически важный и очень трудный в эксплуатации участок пути «из варяг в греки», названный в Повести временных лет (далее – ПВЛ) «во­локом», здесь же расположен знаменитый Гнёздовский археологи­ческий комплекс X – начала XI в., представляющий собой остатки первоначального Смоленска. Тем не менее, письменные источники крайне скупо освещают историю Смоленска и его округи в эпоху образования Древнерусского государства. Поэтому археологиче­ские и нумизматические данные становятся основными источни­ками для решения проблем раннего политогенеза в Смоленском Поднепровье и Подвинье и политической истории этого региона в конце I и на рубеже I-II тыс.

Смоленское Поднепровье и Подвинье в IX в. …
Первый этап политогенеза: конец IX – середина X в. …
Рис. 1. Смоленское Поднепровье и Подвинье в конце IX – середине X в.:
А – раннегородской центр; Б – древнерусские локальные центры 2-го ранга; В – гипотетические локальные центры 3-го ранга; Г – сопковидные курганы: 1 – Горяне, 2 – Смоленский Брод, 3 – Малый Оступ, 4 – Балбаи, 5 – Чёрная Грязь, 6 – Бакланово, 7 – Шарки, 8 – Силуяново, 9 – Боярщина, 10 – Бор, 11 – Заики; Д – селища / могильники КСДК: 12 – Шугайлово, 13 – Слобода (Прже- вальское), 14 – Ковали, 15 – Михейково, 1б – Сельцо (Ярцево), 17 – Лопино (Шутовка), 18 – Арефино;
Е- древнерусские селища/могильники: 19 – Русаново (Буризы), 20 – Пилички, 21 – Волоковая, 22 – Гончаренки, 23 – Дивасы, 24 – Вязовенька, 25 – Колодня, 26 – Боровая, 27 – Ямполье; Ж – клады с датированными монетами: 28 – Дубровенка (954-961 гг.), 29 – Сож (952-955 гг.), 30 – Борисково (940/941 г.); З – клады восточных монет не датированные: 31 – Городище (Вержавск), 32 – Жигулино, 33 – Ярцево, 34 – Верхне-Ясенная, 35 – Смоленск, 36- Стайки; И – главные маршруты военно-торговых путей; К – второстепенные маршруты военно-торговых путей
.
 
….р. Усвяча – р. Западная Двина – р. Каспля – р. Рутавечь – во­лок – р. Клёц – р. Удра – р. Лелеква – волок – оз. Купринское – р. Ка- тынка – вверх по Днепру до Гнёздова. На этом пути находятся, в частности, крупные скопления памятников конца I тыс. н. э. в районе впадения Рутавечи в Касплю и по берегам оз. Купринского – р. Катынка, древнерусские курганы с трупосожжениями на р. Лелеква (Волоковая, Гончаренки], а также известные археоло­гические комплексы Заозерье и Рокот, расположенные на концах волока из оз. Большая Рутавечь к верховьям р. Клёц.
….р. Западная Двина – р. Сертейка – «цепочка» озёр и мелких речек в верховьях рек Половья, Ельша и Гобза – волок – р. Царе­вич – р. Вопь – вниз по Днепру до Гнёздова. Этот путь изобилует памятниками конца IX – начала XI в. Отметим скопления памят­ников в Смоленском Поозерье и верховьях Гобзы (в т. ч. Шугай- лово, Слобода (Пржевальское], Рибшево, Русаново (Буризы]], археологический комплекс Шишкино (Городок] на р. Царевич, несколько крупных могильников этого времени по нижнему те­чению р. Вопь (Михейково, Сельцо, Мизиново] и на Днепре между устьем Вопи и Гнёздовым (Лопино (Шутовка], Маркатушино, Ко- лодня и др.]. С этим же маршрутом связаны находки кладов вос­точных монет: Жигулино, Ярцево, Смоленск, Верхне-Ясенная (не датированы].
….р. Днепр – р. Сож с несколькими вариантами перехода из одной реки в другую. Два из них начинались на Днепре в районе Гнёздова: а] Днепр – р. Лубня (впадает в Днепр напротив Ольшан­ского комплекса в Гнёздове] – волок – р. Мошна – р. Сож; б] Днепр – р. Боровая или р. Ясенная – волок – р. Сож. Эти маршруты марки­руются, в частности, такими памятниками в верховьях Сожа и при переходе из Сожа в Днепр, как Боровая, Кушлянщина, Сумароко- во, Горяны, Кощино, Княжое, Светлое и др., а также кладами вос­точных монет: Сож (952-955 гг.], Борисково (940/941 г.], Барсуки (990-е гг.], Стайки (не датирован]. Очевидно, существовал ещё один переход из Днепра в Сож, начинавшийся значительно выше Гнёздова: в] Днепр – р. Ливна или р. Арефинка – волок, примерно совпадавший с трассой Ельнинского тракта XVIII-XIX вв. – р. Сож в районе Сумарокова. На этом маршруте известно несколько памят­ников конца I тыс., среди которых Плескачи (Станьково], Арефино, Акулы (Путятинки], Яново, Березинка. Возможно, эта дорога шла от верховьев р. Ливны не только на запад, к Сожу, но и на восток, к истокам рек Десна и Угра. …

Второй этап политогенеза: вторая половина X – первая половина XI в. …
Рис. 2. Смоленское Поднепровье и Подвинье во второй половине X – перв.половине XI в.:
А – раннегородской центр; Б – княжеские крепости; В – сопковидные курганы (названия памятников см. на рис. 1);
Г – древнерусские могильники с «дружинным» и иным социально пре­стижным погребальным инвентарём: 1 – Саки, 2 – Сельцо (Ярцево), 3 – Мизиново, 4 – Лопино (Шутовка), 5 – Кушлянщина, 6 – Сумароково, 7  – Горяны, 8 – Кощино, 9 – Березинка, 10 – Яново, 11 – Плескачи (Стань- ково); Д – древнерусские селища / могильники: 12 – Ярилово, 13 – Шиши, 14 – Слобода (Пржевальское), 15 – Казимирово, 16 – Рибшево, 17- Капыревщина (Благодатная), 18 – Семёново, 19 – Турье, 20 – Топорово, 21 – Сыр-Липки, 22 – Зыколино, 23 – Мольково, 24 – Волоковая, 25 – Гон- чаренки, 26 – Старое Куприно, 27 – Катынь, 28 – Колодня, 29 – Маркатушино, 30 – Верхние Немыкари, 31 – Акулы (Путятинки), 32 – Ле- выкино, 33 – Тимошово, 34 – Васильево, 35 – Ямполье, 36 – Вердихово, 36    – Княжое (Акулинки), 38 – Светлое, 39 – Доброселье, 40 – Петропо- лье, 41 – Городок; Е – клад с датированными монетами: 42 – Барсуки (990-е гг.); Ж – клад восточных монет не датированный: 43 – Городище (Вержавск); З  – главные маршруты военно-торговых путей; И – второстепенные маршруты военно-торговых путей.

….Исходя из высокой вероятности того, что финал Гнёздова был всё же событием, а не процессом, было бы заманчиво свя­зать его с какими-то действиями в период междукняжеских войн 1015-1026 гг., тем более что один эпизод этих междоусобиц – убийство князя Глеба в 1015 г. – прямо связывался в конце XI – на­чале XII в. со Смоленском (ПВЛ, 1996, с. 60]. По-видимому, перво­начальный Смоленск перестал существовать после 1021 г., когда, согласно Софийской I летописи, Ярослав передал полоцкому кня­зю Брячиславу города Витебск и Усвят (ПСРЛ, т. 5, с. 134]. В ре­зультате сформировалась восточная граница Полоцкого княже­ства в Днепро-Двинском междуречье, т.е. к Полоцку отошёл ещё и Сураж вместе с нижним течением Каспли. Возможно, из-за этого стабильное функционирование транзитного пути, проходившего по Усвяче и Каспле, с которым Гнёздово было связано наиболее тесно, оказалось под угрозой, хотя Брячислав с 1021 г. и до кон­ца жизни честно выполнял наказ своего дяди: «Буди же со мною заодин». Нельзя исключать и того, что между исчезновением первоначального Смоленска и возникновением нового (в 12 км выше по Днепру] прошло довольно продолжительное время. На эту мысль наводит резкое несоответствие масштабов и полити­ческого значения первого и второго населённых пунктов. Дей­ствительно, после учреждения Смоленского княжества в 1054 г. на смоленский стол сажали одного за другим самых младших и быстро умиравших сыновей Ярослава – Вячеслава и Игоря, кото­рые не могли быть самостоятельными политическими фигурами. После смерти Игоря (1060 г.] в Смоленске не менее 15 лет вообще не было князя (Алексеев, 1980, с. 195]. Несмотря на интенсивные раскопки в историческом центре современного города, Смоленск середины – 3-й четверти XI в. не удалось обнаружить ни к началу 1990-х гг. (Авдусин, 1991, с. 7], ни сегодня. Очевидно, город того времени (находившийся, надо полагать, уже на современном ме­сте] был довольно скромным поселением, что заставляет сомне­ваться в его непосредственной преемственности по отношению к раннегородскому центру в Гнёздове.

….Судя по всему, в первой половине XI в. система расселения и сложившаяся поселенческая структура в Смоленском Поднепро- вье и Подвинье не претерпела существенных изменений, что со­ставляет сильный контраст с ситуацией третьей четверти X в. В частности, ранние трупоположения, появившиеся в сельских курганных могильниках, находятся преимущественно на тех же памятниках, что и древнерусские курганы с трупосожжением (Ка­тынь, Саки, Слобода (Пржевальское], Сельцо, Мизиново, Молько- во, Маркатушино, Плескачи (Станьково], Березинка, Кушлянщина и др.]. Население продолжало концентрироваться к югу от Днепра и в восточной части Днепро-Двинского междуречья, что, возмож­но, подтверждает уменьшение роли касплянского пути во второй четверти XI в. Очевидно, к этому времени в целом сформировалась территориальная и демографическая основа центральных райо­нов будущей Смоленской земли.
….* * * 
В заключен* *ие необходимо подчеркнуть, что процесс полито-генеза в Смоленском Поднепровье и Подвинье начался, по крайней мере, на полтора столетия раньше «официальной» даты образова­ния Смоленского княжества. Сама дата 1054 г. может рассматри­ваться только как начало третьего этапа этого процесса. Поэтому невозможно согласиться с мнением Л. В. Алексеева о том, что «по сравнению с соседней, также кривичской Полоцкой землёй, Смо­ленская земля вышла на арену истории почти на столетие позд­нее» (Алексеев, 1980, с. 255]. Напротив, отчётливо фиксируемая по археологическим данным раннегосударственная структура сфор­мировалась в регионе уже к середине X в. и интенсивно развива­лась на протяжении последующего столетия.

Источники и литература (57 поз. , в т.ч. Нефёдов В. С. – 10 поз.)
Нефёдов В. С., 1996. Данные о системе земледелия культуры смо­ленско-полоцких длинных курганов // Новгород и Новгородская зем­ля. История и археология: материалы науч. конф. Новгород. Вып. 10.
Нефёдов В. С., 1997. О присутствии северо-западного населения в Днепро-Двинском междуречье в конце I тыс. н. э. (к постановке про­блемы] // Новгород и Новгородская земля. История и археология: ма­териалы науч. конф. Новгород. Вып. 11.
Нефёдов В. С., 1998. Городища X в. и начало «окняжения» террито­рии Смоленского Подвинья // Новгород и Новгородская земля. Исто­рия и археология: материалы науч. конф. Новгород. Вып. 12.
Нефёдов В. С., 2000. О времени возникновения культуры смолен­ско-полоцких длинных курганов // Археология и история Пскова и Псковской земли: материалы науч. семинара, 1996-1999. Псков.
Нефёдов В. С., 2001. Новосёлки и Гнёздово // XIV конференция по из­учению Скандинавских стран и Финляндии: тез. докл. М.; Архангельск.
Нефёдов В. С., 2002. Салтовские древности в смоленских длинных курганах // Пстарычна-археалапчны зборник. № 17. Мн.
Нефёдов В. С., 2004. Городище Рокот в структуре синхронных по­селений Днепро-Двинского междуречья // XV конференция по изуче­нию истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии: тез. докл. М. Ч. 1.
Нефёдов В. С., 2011. Смоленские кривичи и Русь: североевропей­ские и древнерусские изделия в смоленских длинных курганах // Тру­ды III (XIX] Всероссийского археологического съезда. М. Т. II.
Нефёдов В. С., 2012. Археологический комплекс второй половины I тыс. н. э. у д. Шишкино (Городок] в Смоленском Поднепровье // Русь в IX-X вв.: общество, государство, культура. Тез. докл. международной науч. конф. М.
Нефёдов В. С., Мурашева В. В., 2008. Модель для изготовления поясных бляшек «восточного» облика с городища Рокот в Смолен­ской области // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 222. М. ».

.Источник:
Тайны истории > Археология > Ранние этапы политогенеза на территории Смоленской земли (конец IX – первая половина XI в.), 08-01-2015 22:47

(Продолжение следует) 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *