Из записок Н. М. Коншина, в августе 1812 г. прапорщика 20-й конной артиллерийской роты.

sm1812_200x70    Из записок Н. М. Коншина. 1812 год. // Проект “Смоленское сражение 200 лет спустя на современной карте Яндекса”, Как это было …, 08/06/2015.
    «В раздел “Как это было” добавлены записки Николая Михайловича Коншина, в 1812 году прапорщика конной артиллерийской роты №20. Текст записок приведен полностью. …

1812-2012_konshin    Как это было… Из записок Н. М. Коншина. 1812 год.
/ Предисл. А. Корсаков // Исторический вестник, 1884. – Т. 17. – № 8. – С. 263—286.
    Николай Михайлович Коншин (1793—1859) — русский писатель, историк, деятель системы образования. В 1812 году – прапорщик конной артиллерийской роты №20. … 

    … Мне, как знавшему город, было предоставлено составить самый простой и удобнейший для исполнения по обстоятельствам и времени проект укрепления Смоленска. Подумав над раскрытым передо мной планом города, я указал на его слабые пункты и объявил, что, по моему мнению, следует оставить только двое ворот: Малаховские и Днепровские, а прочие завалить; в цитадели устроить платформы для орудий, исправить амбразуры и аппарели, а для защиты пролома между Никольскими и Днепровскими воротами, по берегу от стены до реки, устроить батарею. …. 

    Проект мой был опробован и мне приказано, взяв от полковника Мацылева людей и шанцевый инструмент, немедленно приступить к делу. Воображение мое разыгралось: мне поручают укрепление Смоленска, вероятно, мне же предоставят защиту и одного из пунктов его; я уже взял фашины и туры, копал рвы и строил батарею, а вдали мелькал георгиевский крест… Распаленный ласкавшими меня мечтами, я поспешил к Мацылеву и с жаром увлечения объявил ему о распоряжении генерал-адъютанта Винцегероде. Выслушав меня, он зевнул во всю ширину рта и хладнокровно отвечал, что никакого шанцевого инструмента у него нет и что он ничем полезен быть не может. … 

    С восходом солнца я был уже на Днепровском мосту, куда велено было собраться рабочим, как вдруг приезжает Бенкендорф, и объявляет, что ночью получено известие, что первая армия приближается к Смоленску и что в укреплении его нет надобности.
    Все надежды мои рассыпались прахом. Когда я донес об этом Мацылеву, то он только зевнул и совершенно равнодушно проговорил: “Дело!” … 

    После взятия Смоленска, всеми овладело уныние, начался общий ропот. «Что он делал со своей армией на Покровской горе, когда Раевский резался в Смоленске? Это измена», – говорили про Барклая. Общий голос требовал смены главнокомандующего. Правительство наше смутилось и приуныло. Опасаясь волнения умов, в газетах перестали печатать реляции; Смоленск был взят 5 августа, но об этом молчали, объявлялись лишь незначительные рапорты … затем, более двух недель, реляций вовсе не было … только через 25 дней, по отдаче его неприятелю, именно при газете (?) 30-го августа, публиковали, наконец, о делах, как они были …».

Поделиться ссылкой:

 

Из записок Н. М. Коншина, в августе 1812 г. прапорщика 20-й конной артиллерийской роты.: 3 комментария

  1. anzel

    Во. Видите как. Прапорщик предложил бы батарею поставить для защиты Рачевского пролома и защищать путь к мосту. А главком рассудил иначе – батарею поставил на горе на другом берегу, и то не сразу, а в ответ на обстрелы поляками моста с отступающими войсками с бугра в районе Новосельцов.

  2. Editor

    Все правильно – прапорщик узко тактически мыслил, как бы город подольше оборонять, а в стратегии главкома такое не предусматривалось.

Добавить комментарий для Editor Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *