Смоленск глазами фрейлины

Жила-была одна выпускница Смольного института благородных девиц, которая окончила в свое время курс первой, шифр, то есть фрейлинский вензель, получила, к платью прикрепила… и стала фрейлиной княгини Екатерины Павловны. Последняя дружила с Карамзиным, а юная выпускница потихоньку к знаменитому писателю присматривалась, прислушивалась, читала, ума набиралась. Затем много общалась со своим троюродным братом графом Дмитрием Блудовым, который собирал у себя кружок писателей. Фрейлина обратилась к старинным летописям, стала заниматься историческими изысканиями. Так потихоньку и начала писать романы. Личная жизнь не складывалась. Начинающей писательницей увлекся было известный поэт Константин Батюшков, но, увы, ненадолго. Брак не состоялся.

Жизнь её так и текла при дворе. Давно, однако, она лелеяла мечту проехать по родной стране! Но поездка и книга о ней случились лишь на склоне лет бывшей «смолянки». В предисловии уже немолодая фрейлина с упреком говорит о том, что русские предпочитают путешествовать за границей, а в своем отечестве не видят ничего интересного. «Хоть у китайцев бы нам несколько занять//Премудрого у них незнанья иноземцев». В точку! Ведь Россию, как считает автор, по-настоящему может показать лишь настоящий патриот, знающий героическое прошлое страны, глубоко интересующийся её памятниками.

Критики отмечали, что всё, что выходит из-под пера этой незаурядной женщины, «дышит такой искренней любовью ко всему русскому и заключает в себе такое основательное знание России, что каждый из молодых читателей наших должен читать сочинения её».

Путешественница выбирает маршрут по западному порубежью страны. Это дает ей повод для целого ряда исторических экскурсов и размышлений. А глубокая религиозность автора не может не отразиться в описаниях храмов, монастырей, православных святынь. А едет она в Крым…

Книга посвящена императору Николаю Павловичу: «Известно всем, что Русскому Царю дорого все Русское. Без этого убеждения я бы не осмелилась посвятить Вашему Императорскому Величеству слабые мои очерки Смоленска, Киева, Тавриды и других мест, которыя объехала я в продолжение четырех месяцев. Смею похвалиться истиною моих разсказов, но они могут только дать понятие об уцелевших у нас древних памятниках, об остром уме и природных добродетелях нашего народа, о твердых у нас основаниях могущества и благоденствия. — Я только льщусь надеждою, что кто-нибудь, с большими сведениями и дарованиями вздумает ехать по следам моим, и что тогда разовьется у нас охота изучать свое отечество, для собственнаго наслаждения и на пользу общую. Государь, книга моя принадлежит Вам и по Вашей заботливости о благе Богом ввереннаго Вам Царства, и по чувствам глубокой Вам благодарности моей и преданности».

В этих путевых заметках мы читаем великолепное описание Смоленска: Успенский собор, Вознесенский монастырь, церковь Петра и Павла, Авраамиевский монастырь, здание Дворянского собрания, башня Веселуха, памятники и пр.

4(16) июня 1845 года идемте встречать путешественницу к каменным столбам Петербургской заставы Смоленска.

Олимпиада Петровна Шишкина (01.07.1791—11.05.1854) — русская писательница, фрейлина Екатерины Павловны, а затем и Александры Фёдоровны.

«Все наши знакомые, бывшие в Смоленске, советовали нам приехать в него днем, чтобы полюбоваться его местоположением, особенно красивым со стороны Петербурга. Ночевав в Поречье, мы не сомневались, что на другой день будем в Смоленске часу в шестом по полудни или еще ранее; можно представить, как было нам тяжело семьдесят четыре версты тащиться слишком двенадцать часов. Солнце давно закатилось, нельзя уже было видеть, сколько на столбах показано верст, когда наконец покрытое тучами небо на минуту прояснилось от сильного ветра, и месяц, как-будто вырвавшись из неволи, осветил перед нами город, с его древними стенами и башнями, где некогда, с малыми силами, славно защищался Шеин против многолюдного войска Польского, где потом, чрез двести лет, дотоле всюду торжествовавший Наполеон, с изумлением и ужасом, должен был сознаться, что «Русских можно убить, но победить невозможно».

Глава книги, посвященная Смоленску. – Читать, скачать pdf-файл.

Ссылки:
1) Биография в Википедии.
2) О.П. Шишкина Заметки и воспоминания русской путешественницы по России в 1845 году, часть первая. – СПб., 1848. Источник Книгафонд – http://www.knigafund.ru/books/55067

Примечание.
Портрета Олимпиады Петровны Шишкиной в Интернете не обнаруживается. Шишкина Олимпиада Сергеевна, чей портрет представлен в собрании живописи Государственной Третьяковской галереи, судя по датировке и другому отчеству, навряд ли наша героиня.

Смоленск глазами фрейлины: 9 комментариев

  1. anzel

    Не эта ли решетка до сей поры упоминается краеведами? Дивно была хороша, раз фрейлине понравилась. 🙂

    «Во второй половине XVIII века, в том месте, где сейчас школа № 1, была построена Духовская церковь, огороженная кованной из железа решеткой. Когда в 30-х годах XX века церковь разбирали, решетку передали на хранение в краеведческий музей».

    http://forum.smolensk.ws/viewtopic.php?p=7887458#p7887458
    http://www.nasledie-smolensk.ru/pkns/index.php?id=2649&Itemid=159&option=com_content&task=view

  2. Editor

    anzel, так вот прикол-то, в частности, и в том, что первая Ваша ссылка датирована 20-м февраля 2012 г., а 08.10.2012 г. было подписано в печать 2-е издание процитированной выше книжки, как там написано – дополненное и исправленное.
    И там, на стр. 231, конечно же. всё, как и в цитате – и про решетку, и про разборку в 30-х, и про музей. 🙂

    Ну, положим, про решетку краеведы тоже могли у фрейлины прочитать, а вот откуда они про разборку в 1930-х годах взяли – это тот еще рекбус-кроксворд?

  3. anzel

    Никакого ребуса. Они “шли логическим ходом”. 😉
    – Ты летишь в Ленинград? – Нет. – Я тоже, значит… © Ирония судьбы.
    По всей видимости, рассуждение строилось на том, что в 30-е годы церкви забирали под клубы. Клубу решетка не нужна. Известно, что в Рачевке был краеведческий музей, не в металлолом же такую красоту сдавать – всю, как есть, в музэй, для потомков. Что противоречит первому посылу. Если церковь упраздняется, зачем церковную ограду сберегать.

  4. Editor

    Ладно!
    Если не возражаете, я этот наш, по здешнему – оффтоп, аккуратно передислоцирую (типа, копипастом) по принадлежности – в “Духовскую церковь” http://old-smolensk.ru/?p=1224

  5. Каннитферштан Автор записи

    Об О.П. Шишкиной. Записки И.П. Сахарова // Русский Архив, 1873, № 6, ст. 964

    Да наш это в Третьяковке портрет, наш))
    Её все путали. Встречалось, как её называют “писательница Ольга Шишкина”. Вот описание её наружности.
    Её даже делали игуменьей монастыря, путая с сестрой. Брат, кстати, тоже был пострижен.
    Подумаешь, Сергеевной обозвали на портрете…

    Упоминание об О.П. Шишкиной.
    Записки И.П. Сахарова // Русский Архив, 1873, № 6, ст. 964

  6. anzel

    Не об этой ли решетке речь?

    Почему бы и да. Решетка в каменной ограде. Прямо по описанию у Шишкиной. Решетка кованая, других, надо полагать, тогда и не было. Сохранность вполне могла позволить забрать в музей.
    Интересно, сколько пролетов ушло в музей и куда делись остальные? Может быть до сих пор где-нибудь догнивает ее часть как элемент могильной оградки на одном из смоленских кладбищ…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *