Газета “Курьер Литовский” в 1812 году о Смоленске

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kurier_Litewski_1799_n_28_-_newspaper.jpg

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kurier_Litewski_1799_n_28_-_newspaper.jpg

…О “нашем Святом и Могучем Смоленске”. Такими эпитетами, естесственно, на польском языке награждала Смоленск в 1812 году виленская газета «Kurjer Litewski», резко развернувшая рупор вещания в другую сторону после вступления войск Наполеона в Вильну.

«Быть может, во всей истории русской печати не найдется более поразительного факта столь противоположно-резкого отношения прессы к событиям, как отношение виленской газеты “Курьер Литовский” к происходившему в Вильне 15-16 июня 1812 г. положим, что “народное чувство благодарности редко бывает добродетелью”, как сказал еще историк М.О. Коялович, но, во всяком случае, никто не ожидал, чтобы почти на следующий день после того, как виленцы получили столько доказательств гуманного и, можно даже сказать, сердечного отношения к ним русского императора, местная печать так резко изменила бы отношение к нему и к русским. Конечно, русские не могли быть особенно симпатичными для поляков, питавших давнишнюю ненависть к России, но чувства элементарного приличия и свежие впечатления вчерашнего дня требовали бы, казалось, более политичного или, лучше сказать, дипломатичного перехода к фактам. Между тем, при чтении номеров “Курьера Литовского”, вышедших один за другим, в дни удаления из Вильны русских и вступления французов, получается впечатление, как будто описываемые события происходили совершенно в разных городах или, по крайней мере, были отделены значительным временем.»

Кудринский Ф.А. Вильна в 1812 году. Изд.: Упр. Вилен. учеб. окр., Вильна, 1912. 153 с.
НЭБ – Национальная Электронная Библиотека

 

«Вчера пришло важное и столь желанное известие об успехах непобедимого войска нашего Избавителя на берегах Днепра. Обрадованные горожане тотчас же иллюминировали свои дома, украсив их по карнизам плошками.
Прежде всего передовой отряд Великой Армии уничтожил под Красным 27-ю русскую дивизию.»

 

Откуда было знать радостным горожанам, что “уничтоженная” дивизия Неверовского послезавтра же в течение двух дней подряд защищала Смоленск, действуя в основном против польских войск Наполеона.

«Результатом этого необычайного штурма города, укрепленного сильными окопами, при чем обошлись без пролома стен и штурмовых лестниц, – была страшная паника в войсках неприятеля, который потеряв вдвое более, чем мы, и бросив все пушки, оставил Смоленск, зажег мост и отступил на сильную позицию за Днепром. Снаряды у русских были двадцатичетырехфунтовые. Все городские предместья сожжены. Между трупами в Смоленске найдено тело убитого русского генерала Маркова.
Генерал Красинский, во главе 17-го полка, вступил в город, а затем был сменен корпусом маршала Даву. Взятие Смоленска очень важно; у русских даже есть пословица: “кто взял Смоленск, тот взял уже и Москву”.»

 

Не знали читатели “Курьера” об отчаянном положении польской пехоты, оказавшейся у подножия смоленской стены без единой штурмовой лестницы.
Интересно было бы увидеть также, как 17-й полк пехоты Великого герцогства Варшавского вместе польским бригадным генералом Красинским телепортировался, чтобы вступить в Смоленск, из-под Бобруйска, где этот полк находился в составе дивизии Домбровского.

«Мы не можем сказать о неприятеле ничего, кроме дурного, потому что он предпочел защищать всеми своими силами наш несчастный город, вместо того, чтобы дать генеральное сражение в открытом поле. Как здесь, так и при Валутине, куда бежали русские, они напрасно старались удержать, хотя бы на один только час, победоносное оружие Императора Наполеона. В обоих этих сражениях русские потеряли 20 генералов, очень большое количество офицеров и от 25 до 30 тысяч нижних чинов – убитыми, ранеными и взятыми в плен.»

 

Все правильно. Чем больше генералов перебьют, тем быстрее конец войне!
Потеряли русские, конечно, не двадцать генералов – какой-то “Марков” нашелся.

Из приведенных примеров наглядно видно, что “Курьер Литовский” приводил сведения, часть которых можно было сразу делить на 10, а часть – умножать на ноль, как, например, разгром Витгенштейна под Полоцком (см. вложенные файлы).

Вне сомнений, “Курьер Литовский”, также как “Бюллетень Великой армии”, использовался в качестве инструмента пропаганды. И если матерый старший брат заслужил поговорку от самих французов «Ment comme un Bulletin» (врёт как бюллетень), то здесь, конечно, размах поменьше – брэшыць як «Літоўскі кур’ер».

KL-1812-67 KL-1812-69 KL-1812-71 KL-1812-74 KL-1812-76KL-1812-75

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник:
Сборник Императорского Русского исторического общества, том 128, С.-Пб, 1909. 668 с. – KNIGAFUND.RU

 

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *